Категория: письма

Письмо 30

Родители ждали меня на моей старой квартире. Никола кинулся на меня с кулаками, желая надавать тумаков за то, что я так исчез. Мать и отец приняли меня так, словно ничего между нами не произошло, точно они любили меня всей душой. Мать пила чай, отец наливал нам водки, Никола стал возмущаться, что он тоже уже взрослый, и отец, смеясь, все же налил и ему. Так мы сидели до самой ночи, болтая о том, о другом. Родители, в самом деле, интересовались, чем же я занимался все это время. И мне от чего-то стало стыдно, что я повел себя как маленький мальчик. Отец предложил место в его фирме. Со следующей недели начинаю работать. Мать пыталась расспросить не нашел ли я себе невесту, но я отмахивался, не желая говорить об этом. Никола трещал о своем, и родители внимательно слушали его. Они изменились. Им стало важно, что с нами происходит. И стыд, незаметно подкравшись, оглушил меня. К счастью, есть время все исправить.


С ней мы простились по прибытию. По дороге я четко и ясно дал ей понять, что наше общение не может продолжаться. Она пыталась сказать, что любит меня, напомнила мне о моей любви к ней, но сама же неожиданно замолчала, словно действительно поняла, что наши дороги могут только разойтись, но не пересечься. Остаток дороги проехали молча. Так прощались.

Я не говорю, что мы никогда больше не встретимся. Наш город небольшой, когда-нибудь мы может и столкнемся в магазине, но уже не тронет буря наши души, срывая крышу, заставляя потерять разум. Я оставлю память о ней, как о чем-то дорогом в моей жизни.

Никола признался мне, что Костя меня искал, хотел извиниться… И мы ведь встретились с ним. Сначала я хотел ему въехать, а потом вспомнил, как она легко хотела променять его на меня. И рука не поднялась. Мы поздоровались. Поговорили о том, о другом. Он не поднимал на меня взгляд. Я простил его, но обратно вернуть нашу дружбу уже нельзя. Я искренне пожелал ему счастья с ней, он удивленно посмотрел на меня. На этом мы и простились. Думаю, он понял, что ничего не вернуть. Такая дружба рассыпалась пеплом от этого невероятного лживого огонька.

С Василисой столкнулись в подъезде. У нее, точно кадры из фильма, покатились по лестнице апельсины. Я кинулся ловить их. Смеясь, мы собрали все. Она поставила сумку на пол, взяла меня за руки и долго смотрела в глаза. А потом стала сбивчиво просить прощения, говорила, что я был сам не свой, и ей стало жаль меня, что хотела она только добра. Договорились с ней, что это дело прошлое, что мы сможем общаться. Она счастливо заулыбалась и подарила мне апельсин.

Никола признался, что на Василису у него серьезные планы. Даже не признался, а предупредил, точно я собирался у него ее отбить. Я поинтересовался, когда он собирается съезжать с моей квартиры в ее, но он, видимо, не понял, обиделся и ушел к ней в гости. Мне всего-то нужна квартира. Пустая.

Заглянул в телефон, наткнулся на старое сообщение от Насти. И что-то внутри завопило, какой же я идиот. Я вспомнил ее звонкий смех, ее ласковую улыбку, теплый, родной аромат ее тела. Вспомнил наши разговоры, наши шутки, любовь к книгам. Вспомнил ту ночь… ее острые черты лица, словно внутри нее разбился целый мир, и осколки врезались ей в сердце. Кто бы простил такое? Никто, пожалуй…

 

 

Я сел на свое любимое кресло, смотрел в любимое окно. Падал медленно крупными хлопьями снег, иногда появлялись машины, темнота опускалась на город, принимая его в свои теплые объятия. Я тоже хотел бы сейчас обнять… кого-нибудь.

Я пытался понять, все ли правильно я сделал. На нужном ли повороте свернул… Но сколько бы не прокручивал в голове все произошедшее, ответ не появлялся. Постоянно на чем-то спотыкался: нужно было позвонить Насте; нужно было остаться в том городе; уехать, где совсем никого не знаю; позвонить Насте; повеситься.

Что-то ударило меня в голову, набрал ее номер, и на первом же гудке, точно ждала этого звонка, она взяла трубку.

– Да? – тихий, от чего-то родной, встревоженный голос Насти.

Не помню, что я бубнил ей в ответ, но заткнулся, когда услышал ее рыдания в трубку. Сказала, что пришла ко мне на ту квартиру, но ей никто не открывал, прождала весь день и ночь, но я так и не появился, заставив ее перевернуть все мысли с ног на голову.

 

 

Завтра она поедет ко мне. Завтра я увижу ее. На душе стало тепло и спокойно.

 

Это письмо я адресую себе. Воспользуюсь даже услугой «письмо в будущее», чтобы напомнить себе обо всех событиях, переживаниях и тревогах; напомнить, чтобы больше не совершать идиотские ошибки, которые я обязательно еще совершу. Быть может, еще начну писать новому адресату, но лучше же говорить все прямо человеку, смотря ему в глаза, ощущая его тепло. А письма… письма нужны тем, кто еще ищет и ждет свое счастье.

Обсудить у себя 4
Комментарии (1)

эх… хорошо то, что хорошо кончается

надеждой!

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: